Экспедиция Вороново. Весна 2013 г.
06.12.2014

Экспедиция Вороново. Весна 2013 г.

В ночь на 27 апреля из разных районов Вологодской области выехало несколько машин с прицепами.  Встретились мы в г. Кировск Ленинградской области на открытии «Вахты Памяти» 2013 г. Командир отряда был назначен руководителем поисковой экспедиции "Вороново", а одному из членов отряда было доверено нести знамя Межрегионального общественного фонда увековечения памяти погибших при защите Отечества.

Карьер встретил весенним холодом, он покрыт льдом и ждет солнца.Лагерь еще не построен, а мы уже смотрим в лес. Ночь в палатке после долгой зимы и сны, взявшие верх над головой, чтобы бесследно уйти утром. Играет советский марш, какие-то невнятные картинки и обрывки. Стоп, советский марш, это уже не сон. Утро, советский марш, мы в поиске. Первый в этом году шаг в послевоенный лес. Тишина берез и весеннее солнце наполняют все вокруг

Под ногами не спеша петляет мимо траншей и воронок узкая лесная дорожка, а память вернула в осень 2012 г. Где солдаты, найденные нами еще тогда? Сможем ли всех снова найти? Рад идти рядом с товарищами и видеть их знакомые камуфляжные костюмы, сапоги и рюкзаки. Чувство, как будто ты видишь не людей, с которыми два дня назад говорил в городе, а того самого Серегу, Рому и других, после расставания с прошлой экспедиции.

Медленно раскрывается одна из печальных картин нашей войны. Сантиметр за сантиметром открывается ее правда, политая слезами жен и матерей, хранимая в памяти близких, судьба еще одного не вернувшегося с войны. Мы не знаем его имени, сколько ему было лет и какой он был человек, но он «наш» и это главное.

Обед в лесу – это отдельное удовольствие. Каша, разогретая на костре, чай с дымком и отличное сало. До сих пор при воспоминании хочется немедленно чего-нибудь поесть. 

Иногда мимо проходят то один поисковик, то группа. Знакомимся, делимся информацией, запускаем фляжку. В весеннем лесу нет случайных прохожих. Есть правила гостеприимства и дружбы.

Уже вечер и пора возвращаться в лагерь. Теплая вода в чудо-кранах (в этот раз мы обустроили даже систему водоснабжения в лагере), суп в ведре и ясный взор – успех дежурных.

Начинается размеренная лесная жизнь. Времени много, и еще долго можно дышать весной и заниматься поисковым делом. День за днем приносим в поисковый лагерь то по одному, то по несоколько солдат, но ни у кого не удается установить имя. Они навсегда останутся безымянными и им уже не суждено вернуться домой. Как часто бывает, память не сохранила точно сам момент, но в ней отчетливо сохранился радостный крик. Это означает только одно - найден медальон!

К великой радости вкладыш внутри медальона:

Но найти медальон еще полдела: главное развернуть его, не повредив при этом, а затем еще попытаться прочитать выцветшие на 99% чернила, чтобы узнать имя бойца .

Начинается кропотливая работа:

На взгляд простого обывателя вкладыш медальона не заполнен, но наш опытный командир опровергнет это заявление, и, уже вернувшись домой, с помощью спецсредств прочитает три заветных слова: Бакин Михаил Матвеевич. Впоследствии найдутся родственники. Еще один установленный боец. Всего три слова, но как много они могут значить для солдата, близких и поисковиков. Ложка, найденная позже в раскопе, подтверждает правильность прочитанных данных:

Наступила Пасха, которую мы уже который год встречаем в лесу. По традиции бились крашенными яйцами, которые мы наловчились красить подручными средствами. В Пасху, говорят, грех работать, однако мы решили что нам простится, так как дело все таки богоугодное, а другого времени на него может и не быть.

На следующий день башкирский отряд сообщил о приезде ветерана, который воевал в этих местах. Мы последнее поколение, которое видит этих людей. Орлов Александр Николаевич, ветеран с палочкой в руке и медалью «За отвагу» на груди.

В 20 лет он был командиром батареи 45-мм пушек и 9 месяцев воевал на передовой. Из батареи в живых осталось двое, в том числе он. «Повезло, остался жить» - сказал ветеран. После тяжелого ранения год лечился в госпитале, на фронт уже не прошел по здоровью. Александр Николаевич вел дневник во время войны, несмотря на преклонный возраст, четко помнит события тех лет. Вечер выдался крайне интересный: поговорить с фронтовиком, да еще и воевавшим непосредственно там, где мы ведем поиски - небывалая редкость.

В лесу Вологодских поисковиков навестил губернатор Вологодской области, заинтересовавшийся нашей работой.

Впервые  увидеть останки бойца - непростое впечатление. Это похоже на шок, в котором смешивается тоска и скорбь по человеку, отдавшему свою жизнь за Родину, да так и оставшемуся лежать под тонким слоем листвы.

Еще одним значимым событием стала передача останков нашего земляка, Шибаева Андрея Епифановича, найденного поисковым отрядом "Суворов". По невероятному стечению обстоятельств, не поддающихся логичекогому объяснению, Андрей Епифанович оказался родом из деревни Ярцево Тороповского сельского поселения (напомню, что именно неподалеку от деревни Торопово, мы ведем подъем экипажа бомбардировщика ПЕ-2), и проводник, первый показавший нам примерный район крушения самолета, оказался его его внучатым племянником.

Две недели в лесу пролетели незаметно, приятной неожиданностью стал визит Игоря Растеряева, который приехал специально, чтобы дать концерт для поисковиков:

Настал самый знаменательный день экспедиции - день погребеения найденных бойцов. Все поисковые отряды, работающие неподалеку, встречаются на воинском мемориале в Малуксе, чтобы с воинскими почестями предать земле солдат и командиров Красной Армии, поднятых за время вахты.

Итогом весенней вахты стали поднятые и преданные земле останки более 280 солдат и командиров Красной Армии. Еще одна братская могила - память о том, как досталась Победа.

Когда по старой поисковой традиции мы преклонили перед могилой колено, положив на свежий холм руку, что бы согреть его своим теплом, кадеты Натальи Изотовны - из Новосибирска, по своей уже традиции, пошли маршем по дороге за елками, на краю кладбища.

Эти ребята разных возрастов, вместе с взрослыми мужиками два часа закапывали могилу, перекидав больше 100 кубов земли. Они вымотались, но старались идти в ногу. И эти гулкие, усталые шаги, доносящиеся из-за деревьев, казались шагами уходящей на небо роты… В это время каждый думал о своем, каждый провожал своего поднятого бойца, и всех их вместе.



Возврат к списку